December 21st, 2012

nos

Что мне больше всего не нравится в Израиле

Израиль по идее должен быть демократическим и еврейским государством. К демократичности претензий почти нет. Проблема в том, что государство Израиль явно не(достаточно)еврейское.

В мире многие раввины не видят никаких преград заключать однополые или межрелигиозные браки, по облегчённой процедуре принимать в евреи и покупать кошерную еду в некошерных магазинах (последнее включая ортодоксов);  также не видят проблем в общих молитвах мужчин и женщин и женщинах-раввинах, a некоторые даже (вполне обоснованно имхо)  выступают против архаичного обряда обрезания.  

Израиль же всего этого на госуровне не практикует и даже запрещает. И какое же это еврейское государство? Херня-с. 
nos

Коллапс

Брался несколько раз читать по английски и бросал на первой главе. Взял по русски. Опять очень захотел бросить на первой главе. Но по русски было легче, и усилием воли тсзть превозмог. Похоже трудности чтения возникли всвязи с тем, что в отличие от эмоционально нейтральных "Микробов, Ружей и Стали" - весь "Коллапс" крутится вокруг инвайронментализма, и автор явно эмоционально находится на стороне зелёных. При этом, следует отдать должное, он изо всех сил старается блюсти объективность и баланс, поэтому рубеж первой главы всё-таки получилось переступить.

Одна из наиболее приколовших цитат: 

[Spoiler (click to open)]

... существование не связанного с опасностями каннибализма многими подвергается сомнению. В действительности он отмечен для сотен неевропейских обществ при первых их контактах с европейцами на протяжении последних столетий. Каннибализм принимал две формы: съедение трупов врагов, убитых во время военных действий, либо съедение чьих-либо родственников, которые умерли естественной смертью. Новогвинейцы, с которыми я работал последние 40 лет, сухо и без лишних эмоций описывали мне свой опыт каннибализма, выражая при этом отвращение к погребальным обычаям западного человека — хоронить родственников, не оказав им честь быть съеденными вместо похорон. Один из моих лучших рабочих-новогвинейцев в 1965 году просил у меня отпуск, чтобы принять участие в съедении недавно умершего зятя. Известны также многочисленные археологические находки древних человеческих костей в состоянии, наводящем на мысли о каннибализме.

Тем не менее многие или почти все европейские и американские антропологи, приученные с отвращением относиться к случаям каннибализма в собственных странах, приходят в ужас от мысли, что людоедство практикуется людьми, которых они изучают, и поэтому отрицают существование этого явления и утверждают, что подобные обвинения — расистская клевета. Они отвергают все описания каннибализма, сделанные как самими туземцами, так и первыми европейцами, посетившими места, где бытовал каннибализм, как ненадежные и основанные на слухах; очевидно, их могла бы убедить только видеозапись, сделанная официальным представителем властей или, что было бы для них наиболее убедительно, антропологом. Однако таких записей не существует по той простой причине, что у первых европейцев, неожиданно сталкивавшихся с каннибалами, эти встречи естественным образом вызывали чувство омерзения и желание немедленно арестовать любителя человечины.